Общероссийский ежемесячный журнал
политических и деловых кругов



Архив



№ 6 (86) - 2008

ТЕМА НОМЕРА:

Гражданское общество


Выдавливание дикаря (по капле)




Этикет – разум для тех, кто разума не имеет.
Вольтер

Аккламацией (лат. acclamatio – восклицание, крик) называют принятие решения на основе одобрительного или недовольного шума (свист, топот, аплодисменты, реплики), который создают обладатели решающего голоса, т.е. без непосредственного голосования. Аккламация используется главным образом высокими международными собраниями, например, при избрании генерального секретаря ООН или членов специального комитета сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

ФанатПапуасы на стадионе

Аккламация сохранилась с древнейших времен, подобно волосяному покрову; по-детски устраивая шум в ООН, дипломатическая элита словно отсылает свои народы к колыбели рода людского, указывая на единство его происхождения и предназначения. Между тем в повседневности искусственные рудименты окружают нас на каждом шагу: человечество живет по самую шею в болоте архаики.
Яркий пример – спортивное боление. Речь даже не об обычных фанатах, которые недалеко ушли от человекообразных предков. Но вот VIP-ложа после забитого гола: солидные с виду дяди вскакивают, широко разевают рты и потрясают кулаками, порою свистя и притопывая.
А рукоплескания? Ладонью о ладонь лупят не самые последние жители информационной эры – в американском конгрессе и иранском меджлисе, израильском кнессете и британской палате общин, в украинской Верховной раде и российской Госдуме. Точно так вели себя потомственные римские тунеядцы на площадях, когда слушали остроумного оратора, – в безумно скучном мире без электричества то было популярнейшее бесплатное развлечение; а уж как отводили душу неграмотные плебеи на петушиных, собачьих, гладиаторских боях, как обожали ритуал инаугурации (лат. inauguro посвящаю) очередного правителя!
Некогда рыбалка и охота, собирательство и огородничество, разведение домашних животных служили залогом выживания. Поразительно, но и сегодня даже представители «золотого миллиарда» землян зачастую находят в этих рудиментарных – если только речь не идет о самых бедных странах – занятиях смысл собственной жизни. Ни много ни мало!

ФанатыВзаимное трение рук

В старину раскрытая протянутая ладонь указывала на отсутствие оружия; позднее сплетение ладоней стало символизировать мир. Однако ежедневное рукопожатие здоровающихся и прощающихся мужчин давно превратилось в формальность, а то и в обузу – когда приходится подавать руку подлецу. «Добрый день!» – говорит наш современник и подходит по очереди к мужчинам, дабы потрясти их ладони в своей; как и сотни лет назад, женщины в этом странном действе не участвуют – будто люди второго сорта.
В каменном веке зародилось дарение цветов – самых ярких и доступных объектов из тех, что окружали раннего человека. Самки втыкали в нечесаные шевелюры цветы, и самцы находили это весьма сексапильным. Спустя тысячи лет, невзирая на товарное разнообразие, первобытное ухаживание продолжается: цветы выращивают, срезают, пакуют, развозят по складам (часто самолетами), в магазины, где составляют букеты и продают, а вскоре отправляют в мусоропровод.
Особая тема – вооруженное фиглярство. Десятки тысяч военнослужащих не способны ни к чему, кроме строевого шага, эволюций с учебными карабинами да гарцевания на тщательно подобранных лошадях. Какая защита родины, какой священный долг? Вся служба проходит на потеху толпе, и чем примитивнее народ, тем забавней маршировки: у индостанцев и африканцев парады с почетными караулами – чистой воды клоунада. Россия же таким образом цепляется в XXI веке за «совок»: упитанный генерал на изготовленном в 1981 г. кабриолете марки «ЗИЛ» сдает парад не менее упитанному минобороны, стоящему в точно такой бессмысленной машине. Гремят военные марши и гимн, написанные при Сталине. В разных углах площади министр повторяет поздравление, словно его кто-то здесь еще не услышал; в ответ потешные солдатики без энтузиазма ревут «ура!», восходящее к боевому кличу монголов «урагх!» («вперед!»). И вот по брусчатке катит бронетехника – незаменимая в металлоемких войнах давно минувших дней.
Описанные рудименты если и вредны для ума, то по крайней мере сравнительно безопасны для физического состояния своих носителей (хотя на Красной площади 9 мая едва не случился афронт – после парада одна из боевых машин десанта взорвалась на московской улице). А вот всемирная эстафета олимпийского огня все чаще подвергается прямым атакам.

Всемирное торжество Заратуштры

Для начала взрослые особи информационной эпохи добывают пламя, улавливая зеркалом солнечную радиацию. Затем лучшие спортсмены прут огонек вокруг света – зигзагом в сто с лишним тысяч километров. Спортсменов под охраной тысяч полицейских встречают миллионы зевак, которые находят в пробежке с огнем нечто пронзительно захватывающее. Это действо взахлеб комментируют медиа и политики – словно речь идет о витальных проблемах цивилизации. На ажиотаж собираются городские сумасшедшие и агрессивные пикетчики, до которых прежде никому не было дела. Чтобы избежать с ними стычек, полиция доводит диковинный культ до полной самодостаточности, засекречивая маршрут перемещения огня, и сей факт также становится объектом пристального внимания информационных агентств.
Веками в храмах зороастрийцев поддерживался негасимый огонь. Верующие обязаны были почитать светлое начало (бога Ахурамазда) и остерегаться общения с темными силами, за которыми стоял дьявол (Ангро-Майнью). На каждом шагу жителей Новоперсидского царства подстерегали соглядатаи, которые докладывали жрецам о нарушениях бессчетных предписаний. Паству разоряли штрафами и платными очистительными обрядами, ибо оскверниться было, право же, нетрудно: священными считались солнце, огонь, звезды. Повернуться спиной к солнцу без предварительного извинения, плюнуть в костер или воду, в которой отражаются небесные тела, – за все приходилось платить.
В нынешнем разнузданном разгуле язычества, который обходится почти в $100 млн, мы наблюдаем набор психических надломов, проистекающих из невежества и лени Homo Televisualis. Его мозг на протяжении всей жизни надежно блокирован экранным мельтешением, в силу чего не способен критически относиться к действительности. С годами сей гуманоид не взрослеет, ввиду чего сохраняет детскую тягу к помпезности и архаике – рудиментам минувшего. Как и свойственно ребенку, наш современник независимо от возраста отчаянно нуждается в том, чтобы его развлекали, – поганские ритуалы вполне удовлетворяют и эту страсть.
Крайний инфантилизм принял массовый характер, поглотив даже священнослужителей, которые исстари выступали в роли наставников человечества. Ни христианство, ни ислам, ни даже иудаизм (источник единобожия!) не возвышают голоса с требованием положить конец огнепоклонству. Пастыри монотеистических религий вполне равнодушно взирают на первобытное обожествление явлений природы.

Олимпийский огоньЗастрявшие в седлах

А суеверия – плевки через плечо, тройной стук по дереву и прочее? Маразм здесь достиг апогея, что искусно пестуется властью, например, известный провокатор Станислав Белковский убеждает, что «будучи Весами по гороскопу, Владимир Путин не любит принимать решения, последствия которых нельзя изменить».
Вспомним и религиозные обряды – молитвы, поклоны, посты и т.д., а также этикет – «установленный порядок поведения в обществе» (фр. йtiquette). Люди редко задумываются, кем и когда установлен такой порядок: ребенку просто внушают, что можно делать, а чего – нельзя.
В итоге у ребенка этикет ассоциируется со взрослостью, и большинству живущих кажется, что следовать ему – умно, правильно. Тупое копирование давнишних правил подменяет вдумчивое отношение к действительности, например, обычай оставлять в тарелке недоеденный кусок восходит к голодным временам – так человек подчеркивал свою обеспеченность.
Отчего же архаизмы пустили столь прочные корни в сознании всех слоев любого этноса? На протяжении тысячелетий жизнь людей не претерпевала существенных изменений, отчего сохраняли актуальность и ритуалы, рожденные во тьме древнего разума. Но с конца XIX века облик цивилизации начал стремительно меняться благодаря научно-техническому прогрессу, и за последующую сотню лет бытие двуногих сделалось совершенно иным.
Сегодня одной ногой человечество вступило в цифровую эпоху, а другая нога осталась в эпохе гужевой, словно застряла в стремени. Между тем избавление от вредного балласта практически не требует материальных затрат и законодательных инициатив – оно всего лишь должно стать модным.
Популярных представителей власти и делового мира необходимо вовлечь в кампанию по осовремениванию рода людского. Конечно, сами чиновники или бизнесмены инициативы тут не проявят, поскольку попросту не задумываются о столь «неконкретных» вещах. Единственная сила, способная открыть им глаза и подтолкнуть к действию, – гражданское общество в лице деятелей искусства, культуры.
Пускай процесс и растянется на десятилетия, но поведение лидеров мнений поможет поумнеть инертной малообразованной массе: сутками серфингующий по телеканалам и сайтам раб стереотипов обретет наконец способность к самостоятельному мышлению, а вместе с нею и право называться Homo Sapiens. Иначе получится как с ООН: похоже, никакая аккламация не способна спасти реноме этой организации, чье влияние слабеет с каждым годом.
Кстати, оптимизма прибавляет тот факт, что многие ритуалы отмирают сами собой. Так, в отсутствие носителей информации народ забавлялся застольным да уличным пением, но нынче любой желающий обладает собственной фонотекой, и полупьяные завывания слышны все реже (закатывается даже дегенеративный «жанр» караоке, овладевший было симпатиями работяг и домохозяек). Осталась в прошлом и такая негигиеничная мужская блажь, как целование дамской ручки.
Новая мода взыскует ума.

Александр Черницкий