Общероссийский ежемесячный журнал
политических и деловых кругов



Архив



№ 2 (82) - 2008

ТЕМА НОМЕРА:

Выборы Президента РФ


Михаил Одинцов: "Рыба северных морей уплывает из России"


Трудности важной отрасли экономики раскрывает аудитор Счетной палаты

Михаил ОдинцовСчетной палатой РФ и Управлением генерального аудитора Королевства Норвегии подписан оперативный план сотрудничества на 2008 г. по продолжению параллельной аудиторской проверки управления водными биологическими ресурсами (ВБР) Баренцева и Норвежского морей. Со стороны Счетной палаты документ подписал аудитор Михаил Одинцов, возглавляющий направление по контролю расходов федерального бюджета на природопользование и агропромышленный комплекс, которое проводило эту проверку. Он поделился с корреспондентом «НВ» своим взглядом на ситуацию в Северном рыбопромысловом бассейне и рыбодобывающей отрасли в целом.

– Михаил Викторович, прежде всего, в чем заключается оперативный план сотрудничества с норвежской стороной?
– Договор о сотрудничестве Счетной палаты с высшим органом государственного финансового контроля Норвегии действует с 2005 года. В ходе переговоров с генеральным директором Управления генерального аудитора Норвегии Эриком Ларсеном Кваккестадом председатель Счетной палаты Сергей Степашин отметил положительную динамику развития отношений между органами финансового контроля России и Норвегии, подчеркнув актуальность и результативность проводимых совместных контрольных мероприятий. Для меня это очень высокая оценка. Оперативный план сотрудничества на 2008 год, как и прежние аналогичные годовые планы, предусматривает: совместный анализ информации о переловах квот на треску и пикшу; контроль реализации решений, принятых на сессиях смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству; изучение законодательных и уголовно-процессуальных аспектов применения санкций при нарушениях сторонами рыболовного законодательства и, наконец, изучение проблемы допуска судов для проведения научных исследований в Баренцевом и Норвежском морях.

– Делимитация морских пространств в Баренцевом море – основная проблема, требующая урегулирования между Россией и Норвегией в сфере рыболовства. Как она возникла?
– Она возникла после распространения Россией и Норвегией права на регулирование промысла ВБР в своих 200-мильных зонах. Особенно сложен вопрос о линии разграничения экономических зон России и Норвегии. Это участок, именуемый «серой зоной». Здесь позиции двух стран резко отличаются, и до настоящего времени этот вопрос не решен. Ежегодный вылов в «серой зоне» составляет около 90 тысяч тонн (около 18% всего вылова в Баренцевом море). Возможное снижение национальных квот после делимитации может обусловить и снижение отечественного вылова, общая стоимость которого в сырце составляет порядка 3 миллиардов рублей. Все эти проблемы – в компетенции правительства. Счетная палата в меру своих сил способствует их решению, предлагая соответствующие подходы и методики.

– Какое место занимает сегодня Россия на мировом рынке рыбопродукции?
– Мы сегодня на 7-м месте среди стран, добывающих и перерабатывающих рыбную продукцию. Но только дается это ценой огромных недополученных российским бюджетом доходов. Экспорт рыбопродукции в 2006 году составил 1300 тысяч тонн, но только 300 тысяч тонн в виде поставок с таможенным оформлением. Остальное, по сути, контрабанда. Рыбу продают иностранцам либо прямо в море, либо даже поставляют в зарубежные порты. Соответственно, объемы российского импорта рыбопродукции оцениваются в 900 тысяч тонн. Причем мы в значительных объемах ввозим нашу же, нами же выловленную рыбу (в том числе и в районах регулирования смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству), но только переработанную и упакованную за рубежом. Например, в 2007 году Россия увеличила импорт рыбы из той же Норвегии на 43%. В стоимостном же выражении поставки выросли лишь на 28% – с $497,7 миллиона в 2006 году до $639,9 миллиона в 2007-м. То есть средняя стоимость норвежской рыбопродукции снижается. И снижается, прежде всего, за счет демпинга, осуществляемого российскими рыболовами. Рыба северных морей уплывает из России. Причем вращает плавниками все быстрее. В этом году Счетная палата в соответствии с посланием президента страны планирует проверить ситуацию в сфере таможенно-тарифного регулирования рыболовной отрасли и проанализировать эффективность контроля вылова и экспорта продукции морского промысла.

– Почему выгодно продавать рыбу в море или поставлять ее в чужие порты, в том числе норвежские?
– Проведенные Счетной палатой проверки позволяют выделить три основных мотивации. Первая – несоответствие сложившихся цен реализации продукции на российском рынке мировым ценам. Можно идти на демпинг, не оставаясь внакладе. Вторая – чрезвычайно сложное и длительное прохождение ветеринарного и санитарного контроля и надзора за готовой продукцией, поставляемой на российский берег. Третья – высокие портовые сборы, значительные затраты времени на приход и отход судна из российского порта. В ряде случаев и то, и другое оборачивается порчей продукции и высокими операционными убытками рыбодобывающих компаний. К инфраструктурным и технологическим ограничениям добавляются искусственные административные барьеры, препятствующие развитию бизнеса. В отрасли не применяются современные биржевые и факторинговые механизмы продажи. Отсутствуют и ограничители аппетитов коммерческих посредников. Не приходится удивляться, что на пути от производителя к потребителю происходит неизбежное двух-трехкратное удорожание российских рыбопродуктов. Поставляя продукцию в порты Норвегии, российские рыболовы экономят не только дорогое время, но и деньги. Они избегают забюрократизированного и, надо признать, высококоррумпированного ветеринарного и санитарного контроля и надзора за готовой продукцией, поставляемой на российский берег. Но только выгоду из этого извлекает бюджет Норвегии, а не России.

Михаил Одинцов и Сергей Степашин– Вы упомянули о технологических ограничениях, препятствующих развитию российского рыбного промысла. Как влияет на обновление ВБР техническая отсталость флота?
– Плохо влияет. Проверки Счетной палаты показали, что большинство судов устарели и вдобавок эксплуатируются сверх нормативного срока службы. Еще по состоянию на 1 января 2006 года численность добывающих судов старше 15 лет составляла в российском рыболовном флоте 76,8%. Госрегулирование в сфере пополнения рыболовного флота отсутствовало свыше 10 лет. В результате наш флот может эффективно работать лишь на высокорентабельных объектах в исключительной экономической зоне России. А это – дополнительный промысловый пресс на квотируемые объекты и возобновляемые ВБР. По данным Счетной палаты, он уже превышает допустимые пределы в 3–4 раза.

– Как все эти проблемы собираются решать федеральные власти?
– 24 января 2008 года на заседании правительства, посвященном развитию рыбохозяйственного комплекса страны, было решено сократить число надзорных ведомств в отрасли до четырех. Ожидается, что в этом году рыбные биржи будут организованы в Мурманске, Калининграде, Владивостоке, на Сахалине и в Петропавловске-Камчатском. Создана, наконец, правительственная комиссия по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса. Она либо сформирует новую эффективную государственную политику в рыбохозяйственной отрасли, либо отрасль будет деградировать и дальше.

– Каковы, на ваш взгляд, общие контуры этой политики?
– Считаю совершенно правильной линию Госкомрыболовства на снижение регулятивного давления на отрасль и внедрение биржевых механизмов торговли ВБР. Но это только первый шаг. Основные рыбодобывающие страны ввели и поддерживают преференции для своих рыбаков. Все, кроме России. У нас рыбаку выгодней продавать сырец за границу. Не говоря уже о криминальных сверхприбылях от браконьерства и нелегальной торговли. Сегодня уже внесены изменения в налоговое законодательство, устанавливающие дифференцированные ставки сбора за рыбодобычу при поставках продукции на российские береговые перерабатывающие предприятия и на экспорт. Эти новации начнут действовать со следующего года. Одновременно нужно усиливать ответственность за преступления и административные правонарушения в этой сфере, внося соответствующие изменения и дополнения в Уголовный кодекс и КоАП. Такие рекомендации направлены Счетной палатой в законодательные органы власти. Однако рыбохозяйственный комплекс страны остро нуждается еще и в структурных преобразованиях, а также в долгосрочных инвестициях.

– Какими конкретно могут быть эти структурные преобразования?
– Доходы бюджетов всех уровней от рыбной отрасли выросли в 2007 году на 15%. Отрасль привлекательна для инвесторов, но задыхается без инвестиций. В 1990-х годах крупные рыбодобывающие и в значительной мере рыбоперерабатывающие компании были раздроблены на более чем 5 тысяч мелких фирм. Численность хозяйствующих субъектов возросла в 2006 году по сравнению с 1991 годом в 3,9 раза. Развал крупных рыбодобывающих компаний – одна из главных причин ухода российского рыболовного флота из открытых районов Мирового океана. Морской экспедиционный промысел под силу лишь крупным, технически оснащенным и финансово устойчивым игрокам. Необходима структурная и техническая модернизация отрасли с широким привлечением государственно-частных инвестиций. Как один из вариантов, можно создавать крупные компании с госучастием, охватывающие всю технологическую и маркетинговую цепочку.

Алексей Сенкевич