Общероссийский ежемесячный журнал
политических и деловых кругов



Архив



№ 2 (82) - 2008

ТЕМА НОМЕРА:

Выборы Президента РФ


Сергей Миронов: "Страну будет просто не узнать"


Интервью председателя Совета Федерации

Сергей МироновКогда итоги выборов предсказуемы, это хорошо, потому что сразу становится понятно, насколько эффективной или неэффективной была власть в предыдущие несколько лет, и каким курсом пойдет страна в последующие годы. Это – в демократическом государстве. В государстве авторитарном это плохо, поскольку становится понятно, что от мнения избирателей ничего не зависит. А в каком государстве живем мы? Выборам президента России, их возможным итогам и последствиям посвящена наша беседа с председателем Совета Федерации С.М. Мироновым.

– Сергей Михайлович, как вы оцениваете предвыборный марафон, учитывая, что его итог практически очевиден?
– Наша демократия весьма молода, и опыта передачи высших государственных постов через процедуру общенародных выборов пока было совсем немного. В этом плане мартовские выборы нового президента – прежде всего очередной урок демократии и для общества, и для власти. И данный факт не стоит умалять никоим образом. Что значит, итог очевиден? Если имеется в виду, что у российских избирателей нет альтернативы, то это не так. Четыре кандидата в президенты, участвующие в предвыборной кампании, – это четыре совершенно разных видения будущего страны, разные программы, разные концепции. Выбирать есть из чего. Другое дело, что, как показывают социологические замеры, большинство россиян, безусловно, поддерживает курс, который в течение последних лет проводился действующим президентом Владимиром Путиным. Люди хотят, чтобы этот курс был продолжен, и поэтому симпатизируют кандидату в президенты Дмитрию Медведеву, гарантирующему такое продолжение. Народ вправе выбирать того, кто его больше устраивает. Выборы – это ведь не шоу, не гонки, где непременно должна быть упорная борьба до самого финиша. Выборы существуют не для того, чтобы кого-то развлекать непременной интригой, а для того, чтобы адекватно отражать общественные мнения, настроения и интересы. Думаю, в перспективе будут у нас и иные президентские кампании с более интригующим сюжетом. Но на данном этапе развития страны тот факт, что общество столь консолидировано, – это благо. А предстоящие выборы ценны и интересны уже хотя бы тем, что они покажут, насколько высока степень этой консолидации.

– Насколько соответствует сложившаяся ситуация и само понятие «преемник» Конституции России и духу демократического государства?
– А кто ввел в оборот это слово «преемник»? Политологи, журналисты. Но я ни разу не слышал из уст Владимира Путина выражение «мой преемник». Да и из уст других ответственных политиков. И сам применительно к нашей ситуации стараюсь его не употреблять. Лучше уж «член команды», «соратник», «единомышленник». Дело, впрочем, не в самом слове, а в его подтексте, который кое-кто стал подразумевать. Когда у нас сегодня говорят «преемник», подспудно имеют в виду «протеже» или еще хуже – «престолонаследник». То есть в общественное сознание пытаются внедрить мысль, что это, дескать, нечто навязываемое, проталкиваемое недемократическим путем. Но в действительности никаких скрытых механизмов «преемничества» не существует. И если сегодня президент Путин демонстрирует поддержку кандидату в президенты Медведеву, с которым он вместе проработал многие годы, которому он доверяет, так ведь это делается открыто и честно. Более того, это делается в ответ на запрос общества, которое само требовало от действующего президента четко обозначить кандидатуру человека, наиболее подходящего, по его мнению, для президентской должности. Так что и Конституция, и демократические нормы, на мой взгляд, у нас соблюдены в полной мере. А вообще говоря, любая здравомыслящая власть в любой стране в моменты выборов стремится обеспечить преемственность своей политики. Почему у нас это вызывает порой такую опаску, настороженность? Думаю, это следствие определенных комплексов в общественном сознании: слишком уж сильна память о тех временах, когда смена власти происходила без всякого участия народа, кулуарно. Не сомневаюсь, что со временем эти комплексы исчезнут. Каждые новые выборы – это шаг и к совершенствованию демократических институтов, и к укреплению доверия людей к ним.

– Насколько высокой ожидается явка избирателей?
– Опыт показывает, что в нашей стране явка на президентских выборах обычно несколько выше, чем на парламентских. Предположу, что данная особенность проявится и в этот раз.

– Насколько велика, по вашему мнению, вероятность нарушений и фальсификаций в ходе выборов? И какие меры необходимо принять для их предупреждения?
– Честно говоря, необходимости в каких-то особых мерах я не вижу. Нет оснований не доверять честности и профессионализму как Центризбиркома во главе с Владимиром Чуровым, так и территориальным избиркомам. Конечно, на местах могут быть отдельные нарушения. Но для борьбы с ними достаточно тех мер, которые применяются обычно: работа наблюдателей, в том числе международных, общественный контроль, контроль со стороны СМИ и так далее. Одним словом, у нас есть все возможности для проведения подлинно честных и прозрачных президентских выборов, и я уверен, что они таковыми и будут.

Сергей Миронов– Каковы ваши прогнозы на итоги президентских выборов: будет ли второй тур, кто и с каким результатом победит?
– Как лидер партии «Справедливая Россия», которая вместе с «Единой Россией», Аграрной партией и «Гражданской силой» выдвинула кандидатом в президенты страны Дмитрия Анатольевича Медведева, я, разумеется, верю в победу нашего кандидата. Мы будем делать все, чтобы эта победа была как можно более убедительной. Вряд ли стоит сегодня заниматься гаданием на кофейной гуще и пытаться предсказать конкретные проценты. Но коль вы настаиваете на прогнозе, отвечу так: у меня лично есть большая доля уверенности, что Медведев победит в первом туре, и второй тур не понадобится.

– Как изменится политический ландшафт России после президентских выборов?
– Он уже меняется, и эти изменения связаны, прежде всего, с усилением роли партий, со становлением многопартийной системы. В канун думских выборов шли разговоры, что в России, дескать, на многие годы сложится политическая система с одной доминирующей партией «Единая Россия», а остальные окажутся лишь статистами. Думаю, что сегодня ясно: ситуация развивается иначе. Политического монополизма не будет, конкуренция на уровне партий будет нарастать. Если победит Дмитрий Медведев (то есть беспартийный кандидат, которого поддерживают сразу четыре партии), если продолжится путинский курс, да еще при непосредственном участии самого Владимира Путина (тоже, кстати, сохраняющего надпартийную позицию), возможностей для развития многопартийности станет еще больше. Курс Путина всегда опирался на поддержку максимально широких слоев общества; в новой конфигурации власти такая поддержка станет еще более необходимой. Полагаю также, что грядущие выборы еще раз докажут несостоятельность нынешнего руководства КПРФ и наглядно покажут необходимость объединения левых сил на платформе нового социализма XXI века. Россия, пройдя этап стабилизации и накопления финансово-экономических возможностей, вступает в этап, связанный с решением масштабных социальных задач. Это означает, что уж где-где, а на левом фланге политического спектра большие перемены назрели объективно, и они непременно произойдут.

– Насколько оправданными вы считаете кризисные прогнозы на ближайшее будущее? Каковы, по-вашему, перспективы России?
– Мировую экономику лихорадит, и это не может в той или иной степени не затрагивать Россию, которая интегрирована в международную экономическую систему весьма основательно. Недавнее падение нашего фондового рынка – тому пример. Все это, конечно, необходимо прогнозировать, анализировать, учитывать, но воспринимать без надрыва, без паники, вырабатывая превентивные меры, учась защищаться от неблагоприятных факторов, обеспечивать благоприятный инвестиционный климат и прочее. Есть, однако, и разного рода апокалипсические прогнозы о грядущих «экономических кризисах», «дефолтах», которые имеют вовсе не экономическую, а сугубо политическую подоплеку. Не случайно же они громче всего звучат именно сейчас, в канун выборов. Кому-то хочется вселить неуверенность в избирателей, как-то раскачать ситуацию. Вот такого рода пророчества не только неоправданны, но вредны и неприемлемы. Россия сегодня совсем не та, что в 1990-х. И государство укрепилось, и экономика. Создана очень солидная «подушка безопасности» в виде значительных финансовых резервов и фондов. Но самое главное – изменились люди. Психология упадничества, катастрофизма, неверия в свои силы постепенно уходит в прошлое. И когда сегодня президент, правительство говорят, допустим, о необходимости вывести российскую экономику на пятое место в мире по объему ВВП, общество воспринимает это не как нечто несбыточное, а как вполне реальную задачу на ближайшие годы. Конечно, проблем у нас еще очень много. И легких путей впереди нет. Но и ничего сверхъестественного изобретать не надо. Главное – сохранять стабильность и преемственность того курса, которым идем в последние годы. Если обеспечим уверенное, эволюционное развитие без кризисов и потрясений в течение 15–20 лет, уделив при этом особое внимание проблемам социальной справедливости, уверен, Россию будет просто не узнать. Это будет богатая и процветающая страна с высоким уровнем жизни населения, с огромным весом и авторитетом в мире.

Сергей Преображенский

 

P.S. Редакция «НВ» сердечно поздравляет Сергея Михайловича Миронова с 55-летием. Здоровья вам, гражданского мужества и мудрости во благо России!