Общероссийский ежемесячный журнал
политических и деловых кругов



Архив



№ 11 (79) - 2007

ТЕМА НОМЕРА:

Миграция в России


Битва с дураками


Культурологический пассаж: может ли человечество резко поумнеть

Осмельтесь мыслить самостоятельно.
Вольтер

Этот ритуал умники по всему миру повторяют ежедневно: щелкают пультом по телеканалам и плюются при виде чудовищной пошлятины с высоченными рейтингами. Впрочем, умники сами то и дело попадают в ловушку, когда незаметно для себя увлекаются голливудским блокбастером или отечественным ситкомом.

Почему же современники – даже высоколобые умники – на каждом шагу довольствуются интеллектуальной жвачкой? Отчего его величество Homo Informaticus – член информационного общества – глотает глянцевые страницы, восхищается мюзиклами и хохочет от «Кривого зеркала»?
Объяснение укрыто в самом названии. Понятие «попса» выросло из англ. popular culture – понимаемая, общедоступная культура. Читать, слушать и смотреть попсу легко – не требуется никаких усилий. А кому охота напрягаться? Цель миллионов программистов и бухгалтеров, менеджеров и водителей – дотянуть до конца рабочего дня и выключить мозги, включив сериал.
Понятно, что чем меньше мы думаем, тем сильнее опускаемся к братьям меньшим, а в предельном случае слабоумия и вовсе возвращаемся в исходную позицию – встаем на четвереньки. Укрыться, избежать влияния попсы невозможно. Вместе с толпами приверженцев она засасывает в водоворот глупости даже редких своих противников.
Может, чтобы человечество поумнело, нужно запретить попсу? Увы, в СССР подобные запреты оборачивались бумерангом ажиотажа, это мы «проходили». К тому же попса – не только спрос, но и предложение, индустрия с многомиллиардными оборотами.
А если просто ее не замечать? Так поступал, к примеру, Лев Ландау (1908–68). Обладая феноменальной научной памятью, он не мог припомнить множества бытовых деталей наподобие меню собственного завтрака.
– Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на решение решенных задач, – комментировал нобелевский лауреат.
Решенные задачи были для Ландау попсой – не представляли пищи для ума. Все силы гений концентрировал на блестящих открытиях и красивых женщинах – ничего лишнего, уже «решенного». И в самом деле: зачем отягощать память воспоминаниями о бутербродах? Однако на этом основании Ландау считался сумасшедшим!
Как же потеснить попсу, чтобы новых Ландау не затаптывала? Обратимся к истории. Вплоть до рубежа XIX и ХХ веков русло культуры было, по большому счету, единым. В мире без аудио- и видео-, радио и ТВ простолюдины с аристократами радовались, в сущности, одним и тем же книгам, живописи, музыке: почти любой объект искусства был дефицитом.
Но вдруг разом появились телеграф и телефон, электрический свет и радио, автомобиль и аэроплан. А вместе с ними – возможность огромного разнообразия в искусстве. Тогда-то и наметилась трещина: культура начала распадаться на массовую и элитарную составляющие.
Последняя воплотилась в футуризме, который решительно отверг художественные ценности прошлого. Увы, попса оказалась сильнее. Масскульт – музыка, литература, живопись и т.д. – заменил, образно говоря, лошадей на самолеты и ракеты. Но по сути остался таким же, как в пору, когда род человеческий передвигался исключительно верхом (либо пешком).
Что же произошло? Большинство людей вывалились из контекста современной им культуры, оставшись одной ногой в гужевой эпохе. К началу XXI века трещина между попсой и подлинно современной культурой превратилась в бездонную пропасть.
Отчасти повинна сама элитарная культура, не знающая толком, какой ей быть. Возьмите хоть литературных классиков, которые тряслись всю жизнь в конных экипажах, а в промежутках сочиняли в той же «манере», подробнейшим образом описывая бытие – каждый камешек под колесом, каждый корешок, каждую сломанную оглоблю. Возможно ли сегодня очаровать читателя подобным языком? А ведь литературные журналы померли именно от собственного словоблудия.
Другой «виновник» – религия, неважно какая. Тысячелетиями людей призывали верить сердцем, не раздумывая, – бесповоротно. «Не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит», – пел Владимир Высоцкий о солдатах вермахта (на ременных пряжках которых красовалось Gott mit uns – с нами Бог).
Огромное недомыслие человечества воспроизводится из поколения в поколение: «Не читай много, Танечка, головка заболит».
Отчасти это удобно. Зачем упражнять ум, если в голове имеется «чуланчик» с готовыми ответами на тот или иной внешний вызов – словарь стереотипов. В определенном положении человек не теряет времени на размышление, а применяет готовый план. К примеру, когда двое сталкиваются в дверях, мужчина пропускает женщину, входящий – выходящего, младший – старшего и т.д.
Но в непривычном положении человек попадает в тупик: думать-то он не приучен. Поинтересуйтесь у христианина, на каком языке разговаривал Бог-сын, и ответом будет молчание. В лучшем случае кто-нибудь выдавит: «На древнееврейском». Говорил же Иисус на одном из арамейских языков, однако сама тема напрочь отсутствует в словаре стереотипов почти всех христиан.
Недогрузка интеллекта оборачивается не только бескультурьем, но в запущенных случаях еще и шизотипическими расстройствами. Слабый, нетренированный мозг с легкостью диссоциирует – личность распадается, после чего попадает в ведение психиатрии. Неслучайно сегодня происходит ревизия такой святыни генетики, как наследственная теория шизофрении. Никак не удается списать разрушение интеллекта на загадочные «гены скудоумия» – и ученые берут на прицел порочные методы воспитания.
У России имеется еще один, эксклюзивный «виновник» общего недомыслия – большевики. Борясь с заимствованиями попсы (низкопоклонство перед Западом), они принудительно законсервировали культуру на «гужевом уровне», идолизировав скучнейших творцов XIX века. Ни к чему хорошему это не привело: западная попса все равно активно инфильтровалась в нашу культуру, сносно освоив русский язык; западная элитарная культура нам по-прежнему малознакома.
Нестерпимая ситуация: люди живут посреди ревущих потоков информации, но в культурном плане не отличаются от прадедов; научно-технический прогресс уродливо уживается с культурным регрессом. Конечно, были и приятные исключения.
Скажем, появление электрогитары спровоцировало рождение музыки, которая полностью переменила представления человечества об этой сфере искусства. Однако и рок-мейнстрим опопсился на потребу скудоумной толпе еще в 1970-х: если кто-то полагает, будто Aerosmith или Guns N’Roses исполняют рок, то это заблуждение.
Выход видится один-единственный. В XVIII веке европейские просветители доказали, что причинами людских бедствий являются гражданское неравенство, религиозный фанатизм и невежество. Из того Просвещения вырос процветающий Запад. Новое Просвещение должно остановить духовную колонизацию общества попсой, чтобы вернуть его затем в рамки современной культуры.
Для начала нужно хотя бы объяснить, что есть попса и чем она чревата. Да и «великую тайну» пора открыть наконец народам: для отдыха мозга предназначен сон, в остальное время мозг обязан трудиться.
Задача куда менее сложна, чем 300 лет назад: до Homo Informaticus гораздо проще донести любые идеи, нежели до неграмотного Homo Feodalicus. А ежели еще подключатся меценаты, правительства да ООН...
Глядишь, и выберется из седла человечество – наступит эпоха Великого отступления глупости.

Александр Черницкий