Общероссийский ежемесячный журнал
политических и деловых кругов



Архив



№ 5 (5) - 2007

ТЕМА НОМЕРА:

Форум на Неве: стратегия развития России


ТЭК как локомотив экономики.


Нефть счет любит

ТЭК

ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ, НЕЛЬЗЯ ЗАСТАВИТЬ!
Ни для кого не секрет, что ситуация в нефтедобывающем производстве напряжена, несмотря на высокие мировые цены на нефть и каждый процент прироста объемов добычи нефти воспринимается как героическое достижение нефтяных компаний. Не отрицая героику труда тружеников нефтедобычи, следует все-таки заметить, что поддержание и даже некоторый рост объемов добычи обеспечивается интенсивной эксплуатацией старых месторождений, освоенных еще в советские времена. На большей части этих месторождений бурятся новые скважины, а малопродуктивные скважины консервируются.
Новые же месторождения, открытые, но не освоенные в те времена, вводятся в эксплуатацию только в тех случаях, если они близки к инфраструктурам обустроенных месторождений.
К сожалению, существующее положение, мягко говоря, с нерациональной эксплуатацией ранее освоенных месторождений и обустройством новых – следствие не только экономического (финансового) эгоизма нефтяных компаний, но и результат чрезмерных фискальных притязаний государства к нефтяным компаниям, привязывающего налоги к уровню мировых цен на нефть.
В сложившейся ситуации государство, наверное, может найти «методы побуждения» к нефтяным компаниям с целью более рачительного отношения к природным ресурсам и проявлению заботы о будущих поколениях. Но возможен и другой вариант – заинтересовать нефтяные компании льготами, поощрениями за более эффективное использование предоставленных им месторождений и за обустройство и освоение новых нефтяных районов.
Похоже, в последние два-три года начинают работать оба варианта. Нефтяные компании поддерживают инициативы государства по поставкам нефти, по новым направлениям и выражают готовность к освоению новых нефтяных провинций, включая и необжитые территории страны. Государство также сделало первый шаг, введя дифференцированный налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

НДПИ: КАК ЛУЧШЕ? ПРАКТИКА НАЦИОНАЛЬНОГО СТАНДАРТА
С 1 января 2007 года вступили в действие поправки в Налоговый кодекс РФ о льготном налогообложении. Работа над ними велась одновременно Минфином, Минэкономразвития и Минпромэнерго России более полутора лет. Предусмотренные поправками льготы, в том числе, касаются и такой важной отрасли российской экономики, как нефтедобывающая промышленность. Введение дифференцированного налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) позволит российским нефтяникам со временем более продуктивно разрабатывать старые месторождения и осваивать новые. В свою очередь эти новации позволят в целом стимулировать нефтедобычу в нашей стране и прекратить, в конечном счете, рост цен на бензин, поскольку до последнего времени НДПИ жестко привязывался к мировым ценам на нефть.

ТЭКТЕОРЕТИКИ В МИНИСТЕРСКИХ КАБИНЕТАХ
Отныне, по замыслу чиновников, малорентабельные месторождения и новые территории будут осваиваться гораздо активнее и продуктивнее. Это, в свою очередь, должно привести не к серьезным потерям в бюджете страны, а, напротив, к его наполнению.
За скорейшее введение дифференцированного налога ратовали и президент, и правительство. Год назад на встрече с министрами энергетики стран «восьмерки» Владимир Путин, посетовавший на замедление темпов роста добычи нефти, порекомендовал правительству и Думе не затягивать с принятием нового закона: «Надеюсь, уже в ближайшие месяцы Дума примет законы и по НДПИ, и по новым правилам использования недр, и по правилам участия иностранного капитала в этих процессах, которое, конечно, предполагается». И вот дело сдвинулось с мертвой точки. Госдума, как и Совет Федерации, бодро отрапортовали: закон о НДПИ принят!
Сама по себе идея хорошая, однако в том виде, в котором ее пытаются реализовать, она, как и многие другие, не принесет ожидаемого результата. Поневоле вспоминается изречение классика нефтяной и газовой промышленности Виктора Черномырдина: «хотели как лучше, а получилось как всегда». По мнению же Германа Грефа, введение дифференцированной ставки НДПИ на выработанные месторождения в среднесрочной перспективе приведет к прекращению падения добычи нефти на этих месторождениях. При этом, по его словам, через пять лет произойдет рост добычи на мелких месторождениях, на которых сейчас добывать невыгодно, и это даст рост добычи от 5 до 8 млн тонн нефти.
Как следует из этого документа, налоговые каникулы по НДПИ, то есть нулевая ставка налога, сроком на 10–15 лет или до достижения выработанности месторождения до 20%, будут предоставляться компаниям, начинающим освоение новых участков. При этом действие льготного периода налогообложения сроком на десять лет будет начинаться с момента выдачи эксплуатационной лицензии, а на 15 лет – с момента выдачи лицензии на разведку и добычу нефти.
Кроме этого, в Кодексе предусмотрено снижение ставки НДПИ по выработанным более чем на 80% месторождениям. Также предусматривается ввести понижающие коэффициенты, достигающие максимума при выработанности в 100%.
Последние изменения в налоговой системе, которые предоставляют льготы для месторождений с выработкой более 80%, – это лишь частичное решение. Тем более что оно основано исключительно на данных государственного баланса полезных ископаемых, достоверность которого оставляет желать лучшего. Тем не менее, это первый шаг, за которым должна последовать реализация функций стимулирования и регулирования, а не только фискальной функции налоговой системы. Это необходимо также для повышения адекватности контроля за состоянием разработки месторождений.

НадеинБЛИЗОК ЛОКОТОК, А НЕ УКУСИШЬ
В конце 2006 года состоялось совместное заседание технических комитетов по стандартизации «Геологическое изучение, использование и охрана недр» (ТК 431) и «Метрология энергоэффективной экономики» (ТК 445) по нормативно-методическому обеспечению реализации ФЗ № 151, на котором были высказаны мнения непосредственных участников процесса – представителей нефтяных компаний. И нельзя сказать, что они горели энтузиазмом по поводу предоставляемых им льгот.
Закон вводит налоговые льготы лишь для новых регионов, где практически еще не ведется разработка полезных ископаемых, и для регионов, имеющих высокую степень выработанности месторождений. В результате основные нефтедобывающие регионы нашей страны, а значит и государство, ничего для себя не выгадали.
В законе учитываются далеко не все факторы, от которых напрямую зависит добыча нефти. Все с той же целью упрощения администрирования налогов разработчики закона попросту прописали, что «налоговая ставка умножается на коэффициент, характеризующий динамику мировых цен на нефть, и на коэффициент, характеризующий степень выработанности конкретного участка недр», помимо таможенной пошлины, привязав мировые цены к ставке НДПИ. Все это ставит под сомнение практическую эффективность данного документа для нашей страны и для нефтяных компаний, которым, кстати, чтобы получить указанную льготу, придется еще немало заплатить за замерное оборудование. Больше того, вопросы учета, играющие основную роль в реализации положений этого закона, вызывают наибольшее количество разногласий.
Таким образом, по закону, чтобы получать льготы, нефтедобывающим компаниям придется поставить на каждой скважине установку по замеру количества нефти. Между тем, в нашей стране до сих пор нет единых правил осуществления такого измерения. По словам Владимира Надеина, генерального директора «НГБ-Энергодиагностика», «метод прямого учета – это учет количества нефти средствами измерений утвержденного типа по аттестованным методикам выполнения измерений с учетом физико-химического анализа измеряемой среды и параметров измерения. В противном случае за точность измерения отвечать нельзя. Так, когда в «Сахалине-2» не были учтены параметры измерения, а именно температура и давление, погрешность между добытой и сданной нефтью составила порядка 6%».
ТЭКДля получения льготного режима НДПИ компаниям придется значительно потрудиться. Мало того, что в Налоговом кодексе четко не прописаны механизмы получения этих льгот, что делает этот процесс для многих компаний если не невозможным, то очень сложным. И дело здесь в том, что на сегодняшний день мало у кого стоит необходимое оборудование по учету добываемой нефти. А без него нельзя доказать государству степень выработки месторождения.
В Налоговом кодексе установлено условие, согласно которому, если выработанность вашего участка недр 80% и на нем установлен узел прямого учета, то вам предоставляется льгота. Таким образом, если компания может правильно посчитать выработанность, а государство может это проверить, то можно получать льготу и не бояться проверок.
Приходится в очередной раз констатировать, что применение льготы для нефтяных компаний будет скорее бременем, нежели налоговыми каникулами. От силы две-три российские ВИНК готовы на сегодняшний день пользоваться льготой. Остальные, скорее всего, так и будут продолжать консервировать истощившиеся месторождения и разведывать не новые территории, а собственные лицензионные участки.

ПРАКТИКИ ЧТО-НИБУДЬ ПРИДУМАЮТ
НК имеет прямое действие и, по идее, не нуждается в дополнительной подзаконной базе. Хотя, безусловно, ряд законов РФ обеспечивает его выполнение. Применительно к льготному НДПИ это, например, закон «О недрах». Тем не менее, нельзя говорить о том, что льготный НДПИ полностью ясен. Для этого не хватает дополнительных разъяснений, технической документации. В результате возникает ряд трудностей, в том числе связанных с выполнением основного «льготного» условия – необходимости выполнения измерений. На сегодняшний день установлено, что для того, чтобы у компаний была возможность рассчитать для себя льготу, а у государства – проверить, необходимо вести прямой учет. Между тем, на многих месторождениях пока не стоит соответствующее оборудование. Однако это проблемы компаний, которые не будут получать соответствующих льгот до тех пор, пока не смогут доказать государству их правомерность.
ТЭКТюменская инженерно-производственная фирма «Сибнефтеавтоматика» (специальное конструкторское бюро по разработке средств автоматизации нефтедобычи – СКБ «САН») было создано в 1986 г. в качестве головной структурной единицы НПО «Сибнефтеавтоматика». В те времена, как известно, тысячи советских заводов и конструкторских бюро, оставшись без денег и госзаказа, попросту умерли. Но «Сибнефтеавтоматика» во главе с избранным директором Генрихом Абрамовым смогла не просто выжить, выйти на рентабельность, но впоследствии занять лидирующие позиции на рынке. Но, главное, удалось сохранить, тогда казалось, никому не нужные чертежи, идеи. Коллектив переориентировал свои нефтяные разработки на теплоэнергетику, коммунальное хозяйство, водоснабжение и таким образом смог выстоять в период всеобщего экономического хаоса. А позже Генриху Абрамову удалось превратить специальное конструкторское бюро в компанию мирового уровня, о которой знают далеко за пределами России. Эта фирма, насчитывающая всего полторы сотни сотрудников, разрабатывает, проектирует и производит телеметрические системы для бурения сложнопрофильных скважин, расходомеры и счетчики воды, нефти, газа, пара и тепловой энергии, стационарные и мобильные измерители дебита нефтяных скважин, блоки контроля качества, узлы учета нефти и нефтепродуктов. Причем доля компании в некоторых сегментах российского рынка приборостроения и нефтяного оборудования достигает сорока процентов.

ТЭККАКИЕ КОМПАНИИ УЖЕ РЕШИЛИ ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЛЬГОТОЙ НА ПРАКТИКЕ?
Система учета и контроля нефти развита в компании «Татнефть», но это и понятно – более 60% ее добычи должно быть льготным. Желание получать льготы высказала и компания «Башнефть». Однако окончательного списка нет, поскольку неизвестно, у кого и как обстоят дела с измерительным оборудованием.
Сложности с правилами измерения заключаются в том, что по выработанным месторождениям и по высоковязким нефтям не определена система отчетности недропользователей. В результате, с 1 января, то есть с момента вступления в силу закона, нефтяники воспользуются предоставленной льготой, а уже в феврале все налоговые органы будут сидеть у них на шее, проверяя, правильно ли рассчитана выработаность месторождения, правильно ли сняты замеры, имеется ли учет стабилизированной нефти».
Тем не менее, для того чтобы данный закон все же приобрел черты законченного документа, необходимо конкретизировать несколько ключевых понятий. Прежде всего, как проводить учет нефти?
Компания «РуссНефть», как и многие другие компании, на сегодняшний день приняла решение исчислять предоставленные льготы, но ими не пользоваться. Связано это с тем, что разработанный закон несовершенен в двух ключевых аспектах. В нем не только нечетко прописывается процедура применения льготы, но даже отсутствует раздел контроля. Более того, данный закон не предусматривает государственного участия в расчете коэффициента выработанности месторождения, и компаниям поручено вычислить этот коэффициент самостоятельно и, соответственно, самим же за него нести ответственность.В результате, если на определенный момент для конкретного месторождения числится определенный запас, то в дальнейшем нефтяная компания не сможет пересчитать запасы и повысить коэффициент нефтеотдачи, так как, согласно регламентирующим документам, государство в таком случае вправе потребовать возвращения льготы. Поэтому пользоваться в таких условиях этой льготой просто бессмысленно. Аналогичная ситуация применения льготы по вязкости нефти.
Нельзя отрицать того, что государство четко знает, у какой компании какие месторождения подпадают под льготный режим. Просчитано и то, как получать эту льготу. Однако здесь есть определенные нюансы. Если вести речь о подготовленной нефти, обезвоженной и обессоленной, то мы уходим от месторождения. И тут налоговики сами говорят о том, что их в большей степени интересует администрирование, то есть прозрачность системы учета. Чтобы всем было однозначно понятно, что эта нефть именно с того месторождения или участка, который подписан к льготному налогообложению.
Таким образом, по нашему мнению, замерные работы надо проводить непосредственно на участках, чтобы технологических потерь было как можно меньше и учет достигал максимальной точности. И здесь нельзя согласиться с мнением экспертов ряда нефтяных компаний о том, что точный учет провести невозможно. Сегодняшние технические средства позволяют вести мгновенный учет нефти, обезвоженной и обессоленной, если ее интерпретировать как массу нетто.
Таким образом, в получении льготного налога заинтересованы и нефтяники, обеспечивая сеть скважин учета, и машиностроители, потому что появляется спрос на их продукцию, и государство, потому что ведется корректный учет.

ТЭКО ВНЕДРЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОГО СТАНДАРТА
Совсем недавно в Тюмени прошла IV общероссийская конференция по расходометрии, на которой, наряду с другими вопросами, обсуждались проблемы внедрения национального стандарта «Государственная система обеспечения единства измерений. Измерения количества извлекаемой из недр нефти и нефтяного газа. Общие метрологические и технические требования» (ГОСТ Р8.615-2005). Этот стандарт, напомним, действует с 1 марта 2006 года. Его «предшественником» был предварительный стандарт, разработанный в 2002 г. и в 2003–2004 гг., действовавший на территории Югры. Мнение Эдуарда Ахпателова, в те годы – директора, а ныне – главного научного консультанта ГП ХМАО «Научно-аналитический центр рационального недропользования им. В.И. Шпильмана», одного из непосредственных авторов этого документа небезынтересно, особенно то, что касается перспектив учета добычи нефти.
Сегодня не вопрос – быть стандарту или не быть. Он есть, а актуальны вопросы развития и совершенствования нормативно-правовой базы и, собственно, самих средств измерения.
Конференции по расходометрии, которые проводит в Тюмени инженерно-производственная фирма «Сибнефтеавтоматика», чрезвычайно актуальны, полезны и необходимы, в том числе, и с точки зрения недропользования. Они позволяют оценить технику, технологию и метрологию измерения количества извлекаемых из недр нефти и нефтяного газа, а значит, более обоснованно подойти и к нормированию погрешностей. А также оценить возникающие проблемы и, соответственно, решать задачи по их устранению или ослаблению.
В отличие от дореформенного периода (когда государство было собственником и недр, и извлекаемых полезных ископаемых), в условиях платного недропользования недра остаются государственной собственностью, а кому принадлежат извлеченные нефть и нефтяной газ, определяется лицензионным соглашением: либо с момента добычи ими распоряжается недропользователь, либо – такое тоже бывает – до коммерческого узла учета собственником извлеченной нефти и нефтяного газа остается государство. Но в любом случае мы, к сожалению, знаем реальное состояние дел только на коммерческом узле учета, и государство может судить достоверно лишь об объеме реализованной нефти. Однако информация о том, сколько ее реально извлечено, необходима как для регулирования финансовых отношений, так и для того, чтобы иметь адекватный государственный баланс полезных ископаемых. Поэтому внедрение национального стандарта чрезвычайно актуально.
Надо создать такую систему взимания налога на добычу полезных ископаемых, в частности нефти, чтобы ставка налога зависела, в первую очередь, от продуктивности скважин (месторождений, лицензионных участков), а также от цены на нефть. Это, кстати, будет способствовать и внедрению стандарта, и развитию приборостроения в части расходометрии.
АхпателовИдея дифференцированной системы налогообложения заключается в том, чтобы для низкопродуктивных скважин объявить налоговые каникулы, в следующем диапазоне по продуктивности обеспечить вполне приемлемую нормируемую рентабельность, а уже для высокопродуктивных скважин реализовывать фискальную функцию, изымая и горную, и экономическую ренту.
Что касается нашего инженерного и интеллектуального потенциала, то, на мой взгляд, его достаточно, даже несмотря на все произошедшие перипетии. Вопрос здесь только один – политическая воля государства. Ведь «приподняли» же военную промышленность, создаются государственные корпорации по авиа– и судостроению. То есть нужна поддержка власти, или, по крайней мере, чтобы она не создавала препятствий. Если будет внедряться стандарт, если будут решены задачи стимулирования и регулирования, включая, конечно, и фискальные функции налоговой системы, если государство реально начнет управлять фондом недр, то вполне возможно в ближайшие 5 лет оснастить сертифицированным замерным оборудованием не только устья скважин, но и все объекты технологического процесса добычи и сбора нефти и подготовки товарной продукции. Для этого даже не нужны дополнительные средства из федерального бюджета. Все решат разработчики и производители средств измерения и недропользователи.
Если будут предусмотрены льготы по НДПИ на низкодебитные скважины, но при этом недропользователь должен будет доказать, что они низкодебитные, он оборудует их замерной аппаратурой, которая позволит получить эти льготы. Здесь достаточно экономического механизма. А решив эту проблему, мы уже в ближайшем будущем должны перейти на систему учета наличия и движения нефти в нефтедобывающем предприятии. Если собственником извлеченной нефти является недропользователь, он сам решает, сколько ему нужно на внутреннее потребление (производственно-технологические и бытовые нужды), но за эту нефть он должен платить. Если же до пункта учета нефть, по лицензионному соглашению, является собственностью государства, недропользователь тем более обязан отчитываться. Всем известно, что до сих пор такого «внутреннего» учета, опирающегося на измерения, нет. Топливно-энергетический комплекс действительно может быть локомотивом отечественной экономики, нефтяной бизнес вообще является высокорентабельным. Но беда в том, что этот локомотив «уходит неизвестно куда», а не работает в полной мере на отечественную экономику. Это самое обидное.
Я глубоко убежден, что если компания работает в рамках закона, в рамках существующей системы управления, то не надо винить компанию – российскую ли, зарубежную – в «равнодушии» к отечественной экономике. Причиной тому отечественное законодательство и система управления государственным фондом недр. Когда я говорю, что локомотив уходит не туда, имею в виду, во-первых, финансовые потоки, во-вторых, востребованность отечественных производителей. Например, значительная часть используемого в стране высокоэффективного нефтяного оборудования – это импорт. Чтобы отечественные производители могли делать такое же, им нужно создать условия.