Общероссийский ежемесячный журнал
политических и деловых кругов



Архив



№ 143 (7) - 2016

ТЕМА НОМЕРА:

25 лет Нагорно-Карабахской Республике


«В людях Арцаха меня поразили открытость и радушие»


Виктор Коноплёв из Нижнего Новгорода – большой друг Арцаха. По призванию Виктор – поэт. Среди его стихов многие посвящены Арцаху и его народу, с которым Виктора связывает крепкая дружба. 

– Как Вы открыли для себя Арцах?
— В 2006 году, в рамках работы над интернет-проектом «Среда обитания», меня заочно познакомили с замечательным карабахским писателем и журналистом Ашотом Бегларяном. Общение с ним вылилось в создание на сайте раздела Нагорного Карабаха и в крепкую мужскую дружбу. Именно от Ашота я получил первую информацию об Арцахе. Благодаря моему другу я стал самостоятельно изучать историю этого древнего края, его культуру и традиции. Лишь спустя два года, мне удалось визуально сравнить свои представления и реальность этого, Богом избранного, края. 

— Расскажите о самых первых впечатлениях по прибытии в Карабах.
— Мои впечатления совпали с моими представлениями. Более того, я увидел Арцах глазами «блудного сына», спустя годы возвратившегося на родину.
Природа Нагорного Карабаха настолько разнообразна, что диву даeшься, как это возможно на таком небольшом пространстве. Ощущение гармонии, единения природы и людей этого края не покидали меня всe недолгое, но насыщeнное, время, которое я провeл в Арцахе.
 
— Какие были ощущения при посещении Вами армянских храмов?
— Культура армян, их духовная составляющая естественным образом сплелись с христианскими традициями и ценностями, которые до сих пор бережно хранит армянская Церковь. Вся история армянского народа свидетельствует о том, что именно вера являлась и является тем центром притяжения, который хранит национальную идентичность нации, защищает еe от многочисленных и частых попыток разрушения и ассимиляции. 
Одной из первых открыли церковь Св. Ованнеса Мкртича (Иоанна Крестителя) в Гандзасарском монастыре. Гандзасар – это не просто уникальное архитектурное строение, а монастырь-книга, где многочисленные надписи на стенах, словно на страницах книги, сплетаются в некий сакральный узор. Я не специалист в области разгадывания подобного рода загадок, но рассматривая узоры и надписи на стенах и хачкарах, я погружался в какое-то иное пространственно-временное измерение, кончиками пальцев прикасался к бурному потоку истории..
Кроме Гандзасара за время своего путешествия я успел посетить собор Сурб Аменапркич Казанчецоц (Св. Христа Спасителя) в Шуши, фактически заново отстроенный после войны, а также восстанавливаемый монастырь Дадиванк, который, по преданию, был построен на месте захоронения Дади (Дадо), одного из семидесяти учеников апостола Тадея (Фаддея), погибшего мученической смертью за проповедование христианства. 
Храмы Арцаха, несмотря на кажущуюся строгость, очень домашние, полные энергии добра и Господнего Света, и, отличаясь внешне, составляют единое целое с природой Арцаха, его чистой духовной аурой.

— Что больше всего удивило в людях Арцаха?
— В людях Арцаха меня поразила открытость, радушие. Они тверды, как карабахские скалы, чисты, как летнее арцахское небо и горные источники, гармоничны, словно буквы алфавита Маштоца, щедры, как сама природа Арцаха. Было удивительно то, что народ, столько переживший и видевший на своeм веку, не озлобился, а сохранил своe духовное превосходство. 

— Как Вы думаете, что общее в армянском и русском менталитетах и в чeм различие?
— Наша общность в том, что мы исповедуем одни и те же христианские ценности. Но, если атеистический дух глубоко проник в сознание русских людей в известные всем времена, то вера армян, словно составляющая их генетического кода, прошла все испытания. Русский человек нетороплив в принятии решений, армянин же импульсивен и скор как в принятии решений, так и в действиях. Есть и ещe отличия, обусловленные историческими, культурными и психологическими причинами. Но я склонен более видеть общность наших взглядов на веру, семью, дружбу, любовь. 
 
Мой Арцах 
Мой Арцах, я в кольце твоих гор, как в объятьях любви, 
Переполнен словами, их высказать нет сил и духа,
Упиваюсь простором, наполненным силой земли,
В твоeм имени – мощь, красота и энергия звука.
Арцах!
Я услышал от птицы, летящей в седых облаках.
Арцах!
Беспрестанно пульсирует кровь в напряжeнных висках.
Арцах!
Твой народ, как святыню, хранит это имя в сердцах.
Арцах!
Сбереги свою душу родную, отец, в бесконечных веках!
Мой Арцах, я частичка твоя, как и множество тех,
Кто веками тебя защищал, жил единой судьбою.
Все дороги к тебе приведут, ведь за сменою вех
Та же кормит земля, те же ветры шумят над главою.
Арцах!
Я услышал от птицы, летящей в седых облаках.
Арцах!
Как морзянка пульсирует кровь в напряжeнных висках.
Арцах!
Твой народ, как святыню, хранит это имя в сердцах.
Арцах!
Сбереги свою душу родную, отец, в бесконечных веках!