Общероссийский ежемесячный журнал
политических и деловых кругов



Архив



№ 143 (7) - 2016

ТЕМА НОМЕРА:

25 лет Нагорно-Карабахской Республике


Гордость Арцаха




Григорий Аркадьевич Габриелянц, доктор геолого-минералогических наук, профессор, академик РАЕН, почетный доктор и иностранный член Национальной АН Республики Армения, сегодня живет в Шуши и является советником президента НКР.
Григорий Габриелянц – первооткрыватель нефтегазового месторождения в Каракумах и газоконденсатного Астраханского месторождения. Был министром геологии СССР (1989-1991). Автор 153 научных статей, 16 изобретений, 7 монографий, 3 учебников.
С именем этого человека неразрывно связаны успехи последних двух десятилетий в развитии геологического дела и горнорудной промышленности в Арцахе. Именно благодаря этому выдающемуся ученому были открыты многие месторождения цветных металлов, на базе которых были созданы и создаются новые производства. Добыча и обработка руд цветных металлов – сегодня наиболее перспективная отрасль промышленности НКР.
Известный ученый стал не менее известным меценатом и благотворителем.
По инициативе Григория Габриелянца в Шуши была создана картинная галерея – Музей изобразительного искусства, для которого он пожертвовал значительное количество работ из частной коллекции, а также много сделал для становления этого очага искусства.
Два года назад там же, в Шуши, открылся Государственный музей минералогии. Основой экспозиции стала личная геологическая коллекция Григория Габриелянца, переданная им в дар новому музею. 
Среди наград Григория Габриелянца – орден «Знак Почета», почетная грамота Президиума ВС Туркменской ССР, две государственные награды Нагорно-Карабахской Республики. Он обладатель знаков «Почетный разведчик недр», «Почетный разведчик газовой промышленности», «Первооткрыватель месторождения», лауреат Государственной премии СССР, премии им. академика И.М. Губкина, международной премии «Факел Бирмингема».  

Армен Леонович ТАХТАДЖЯН (10.06.1910 – 13.11.2009)
Российский и армянский ботаник, академик АН СССР, академик АН Армянской ССР, академик РАН, Герой Социалистического Труда. В 1932 г. он окончил Всесоюзный институт субтропических культур (Тбилиси). В 1938-1948 гг. заведовал кафедрой Ереванского университета, в 1944-1948 гг. - директор Ботанического института АН Армянской ССР, в 1949-1961 гг. - профессор Ленинградского университета, с 1954 г. - заведующий отделом Ботанического института АН СССР.
Основные труды, а это свыше 300 научных работ, в том числе 20 книг, посвящены систематике эволюционной морфологии и филогении высших растений, происхождению цветковых, фитогеографии, палеоботанике. Разработал систему высших растений и подробную систему цветковых, предложил вариант системы органического мира. Создал школу морфологов и систематиков растений. Под редакцией и при его участии издаются «Флора Армении» и «Ископаемые цветковые растения СССР». Президент Всесоюзного ботанического общества. Президент Отделения ботаники Международного союза биологических наук  и Международной ассоциации по таксономии растений. Член Национальной Академии Наук США, Финской академии наук и словесности, Германской академии естествоиспытателей «Леопольдина» , Линнеевского общества в Лондоне и других научных обществ. Премия имени В.Л. Комарова АН СССР за монографию «Система и филогения цветковых растений». Государственная премия СССР (1981).
А.Л. Тахтаджян разработал систему цветковых растений и схему флористического районирования Земли. Последняя его книга «Flowering Plants» («Цветковые растения») вышла в издательстве Springer Verlag в июле 2009 г. Развитие ботаники во второй половине XX в. проходило под влиянием идей и работ А.Л. Тахтаджяна. Он авторитет для всех специалистов мира, работающих в области ботаники и эволюционной биологии.
Родился Армен Леонович Тахтаджян 10 июня 1910 г. в городе Шуши в Нагорном Карабахе. В 1932 г. Тахтаджян переехал в Эривань (Ереван), где стал научным сотрудником в Естественно-историческом музее Армении, а с 1935 г. – в Гербарии Биологического института Армянского филиала АН СССР. В 1938 г. в Ленинграде он защитил кандидатскую диссертацию о растительности Армении, а в 1943 г. – докторскую и стал профессором Ереванского университета. В 1944 г. был назначен директором нового Института ботаники АН Армянской ССР, но в августе 1948 г. случилась печально известная сессия ВАСХНИЛ. Тахтаджяна обвинили в «менделизме» и «вейсманизме» и уволили со всех постов. Одному из аспирантов была даже предложена тема «Теоретические ошибки профессора Тахтаджяна».  Потом Армен Леонович шутил, что он сам мог бы стать лучшим научным руководителем этой диссертации.
К счастью, Тахтаджян нашел работу в Ленинграде: с ноября 1949 г. он занял должность профессора кафедры морфологии и систематики растений биолого-почвенного факультета Ленинградского университета, был его деканом. В 1954 г. Армен Леонович стал сотрудником Ботанического института АН СССР (БИН), в котором проработал до конца жизни: был заведующим отдела палеоботаники, руководил отделом высших растений.
А.Л. Тахтаджян стремился работать на прочном морфологическом фундаменте. Он сформулировал представление об основных направлениях эволюции различных органов цветковых и других высших растений, исследовал пути эволюции онтогенеза растений. Но это была еще не система. На этот костяк А.Л. Тахтаджян нарастил плоть – огромный материал о разнообразии всех групп цветковых растений (более 200 семейств, некоторые из них насчитывают многие тысячи видов). Система цветковых растений получилась логичная и красивая: первая версия была опубликована в 1966 г., последняя – совсем недавно, в 2009-м.
В 1971 г. А.Л. Тахтаджян участвовал в тихоокеанской морской экспедиции, во время которой побывал на Фиджи, Самоа, в Сингапуре, Новой Гвинее, Новой Каледонии, Австралии и Новой Зеландии. 
В 80-е и 90-е гг. А.Л. Тахтаджян продолжал совершенствовать свою систему, много работал в гербариях мировых ботанических центров. Благодаря деятельности академика Тахтаджяна и его учеников было обнаружено более 3,5 тысяч видов растений в регионе. 

Борис Багратович ВАРДАПЕТЯН
Доктор биологических наук, профессор Института физиологии растений им. К.А. Тимирязева РАН, пожизненный Почетный Президент Международного Общества по анаэробиозу растений (ISРА), сопредседатель Международного комитета по Глобальному климату и экологическим стрессам растений при Международном Зеленом Кресте, председатель Межведомственного координационного научного Совета по экологическим стрессам растений при президиумах РАН, РАСХН и МГУ им. М.В. Ломоносова, действительный член Нью-Йоркской Академии наук (США), лауреат премии им. К.А. Тимирязева. Заслуженный деятель науки Российской Федерации. Ветеран Великой Отечественной войны. Имеет более 20 правительственных наград, среди которых два ордена Отечественной войны.
Борис Багратович родился 1 мая 1925 года в селе Чартар Мартунинского района Нагорного Карабаха в семье преподавателей сельской школы. 
В конце 1943 года, после окончания Велико-Устюгского военного училища, младший лейтенант Вардапетян был направлен на 1-й Прибалтийский фронт в должности командира минометного взвода, а затем офицера связи 353-го стрелкового полка 47-й стрелковой дивизии. Участник освобождения Белоруссии. 3 июля 1944 года во время штурма города Полоцк Б.Б. Вардапетян был тяжело ранен и до 1946 года лечился в госпиталях.
1 сентября 1946 г. Борис Вардапетян поступил на биофак МГУ. После успешной защиты кандидатской диссертации его, ученика академиков А.И. Опарина и А.Л. Курсанова, принимают на работу в Институт физиологии растений АН СССР. В 1966 г. он защищает докторскую диссертацию, а в 1972 г. ему было присвоено звание профессора.
Многолетняя научная деятельность профессора Б.Б. Вардапетяна развивалась в основном в двух направлениях: исследование биохимических путей метаболизма молекулярного кислорода и изучение явления анаэробного стресса (гипоксия и аноксия) растений.  Опубликовал около 250 научных работ, включая 3 монографии. Профессор Вардапетян в течение ряда лет являлся членом редколлегии международного журнала Plant Physiology and Biochemistry, а сейчас член редколлегии четырех международных журналов. 
По приглашению французских и английских ученых неоднократно выезжал в научные командировки и работал в Парижском университете, Сент-Эндрюсском университете в Англии. Читал лекции в университетах и научных центрах Англии, Франции, Италии и Австралии. Научная деятельность Б.Б. Вардапетяна отмечена рядом международных организаций.

Из фронтовых дневников и воспоминаний Бориса Вардапетяна 
МОЙ РЫЖЕНЬКИЙ АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ
Мы благополучно переправились через Западную Двину, пристали к левому берегу и вытащили лодку на беpeг… Проникнув в город и не обнаружив ни немцев, ни жителей в этой части Полоцка, мы стали заходить в дома, но и там никого не было. Никого не было видно кругом – ни местных жителей, ни немцев. Не было и стрельбы. Мы решили, что немцы оставили эту часть города, и стали вести себя спокойнее, особо не скрываясь. Однако вскоре все же нас заметили не только немцы, но и наши, так как в нашу сторону полетели снаряды с обеих сторон.
Покидая эту часть города, мы заметили два подбитых наших танка. Вокруг никого. Я подумал, что танкисты, возможно, находятся внутри, раненные или оглушенные, и поэтому решил подойти, чтобы помочь танкистам, если будет необходимость. Стрельбы уже не было, и мы направились во весь рост, не скрываясь, к подбитым танкам. И эта была наша роковая ошибка. Как оказалось, немцы были совсем близко от нас. Они следили за нами, подпустили нас, и только тогда, когда мы оказались у одного из двух заранее ими пристрелянных танков (Т-34), они выстрелили. Снаряд разорвался близко от нас. Два разведчика и я были тяжело ранены. У одного из разведчиков осколок снаряда застрял в легких, у другого – повредил печень. Я был ранен, может быть, даже еще тяжелее, чем разведчики, так как шел впереди и оказался ближе к разорвавшемуся снаряду. У меня осколком снаряда была насквозь пробита грудь и вырваны мышцы левой руки. Из тела  торчали еще три осколка снаряда.
Мы истекали кровью. Не было никакой помощи. Немцы прекратили стрельбу, по-видимому, будучи уверены, что с нами покончено, так как в нашем тяжелом состоянии мы лежали неподвижно... Минуты превратились в вечность, мы продолжали истекать кровью…
Вдруг я заметил, что кто-то или что-то шевелится в траве недалеко от нас. Я разглядел рыженькую головку девочки с медицинской сумкой, которая, прижимаясь к земле, ползет по-пластунски по траве в нашем направлении. В отличие от нас, не оценивших опасности,  она, к счастью, ясно представляла, какую смертельно опасную процедуру она совершает, иначе не стала бы, прижавшись к земле, ползать по-пластунски и таким способом добираться до раненых. Мы лежали у подбитого танка. Она вначале подползла ко мне. Не поднимаясь, она чуть приподняла мою грудь и начала ее бинтовать, при этом, даже не раздевая меня. Хотя она все это делала почти лежа, не поднимаясь, немцы все же заметили ее, а может быть, и меня. Полетели опять снаряды в нашу сторону. Девочка очень испугалась. Я помню ее слова, когда она пыталась спрятаться от осколков под танком: «Дайте мне залезть. Если меня убьют, то и я погибну, и вы погибнете». Эти ее слова, ее огромное желание выжить самой и спасти других остались в моей памяти на всю жизнь. Перевязав также разведчиков, девочка нас покинула…