Общероссийский ежемесячный журнал
политических и деловых кругов



Архив



№ 143 (7) - 2016

ТЕМА НОМЕРА:

25 лет Нагорно-Карабахской Республике


«Мы направили экономику на путь развития»


Араик Арутюнян родился в Степанакерте. Здесь рос, учился, защищал диссертацию, а потом защищал эту землю в рядах сил самообороны НКР. А разве может быть иначе? Здесь его корни и его жизнь. Здесь он стал премьер-министром Нагорно-Карабахской Республики. 

– Господин премьер-министр, 25 лет назад совместная сессия Облисполкома НКАО и Cовета народных депутатов Шаумянского района провозгласила Нагорно-Карабахскую Республику в границах этих двух субъектов. Как известно, в это время уже начиналась фактическая война с Азербайджаном. Что представляла собой экономика Арцаха после окончания войны 1991-94 гг., и как она изменилась за прошедшие после той войны два с лишним десятилетия?
– Естественно, можно догадываться, в какой ситуации оказалась экономика республики непосредственно после войны, когда вследствие вооруженной агрессии Азербайджана была разрушена основная часть инфраструктур, а слабая экономика более не удовлетворяла нужды армии и населения. Однако нам удалось восстановить утраченное и направить экономику на путь развития. Главным показателем этого является высокий темп экономического прогресса, который только за последние 8 лет выразился 8-10-процентным ростом. Большую роль в этом сыграло не только эффективное управление, но и сухопутная связь с Республикой Армения, которая предотвратила блокаду Карабаха, дав ему возможность наладить связь с внешним миром. Несомненно, велика была роль Республики Армении и Диаспоры, которые по различным каналам за прошедшие десятилетия произвели широкомасштабные вложения и осуществляли благотворительные программы. Сегодня мы можем констатировать, что нам удалось на месте расшатанной экономики, благодаря новым моделям и технологиям, создать страну с самодостаточной экономикой в ряде направлений, в которой существуют необходимые конкурентные условия новых перспектив развития. 

– Если сравнивать экономику Нагорного Карабаха последнего десятилетия советского периода и экономику НКР сегодня, то каковы структурные различия между ними? Можно ли сказать, что по современному уровню экономического развития Арцах «догнал и перегнал» Карабах советский?
– Структурные различия, несомненно, есть, и они вытекают из выбранных перспективных целей. Власти Советского Азербайджана, стремясь держать Карабах в постоянной зависимости, проводили такую экономическую политику, которая обеспечивала ограниченный ассортимент производимых товаров и экстенсивное развитие по всем направлениям: по официальным статистическим данным того времени, показатель функционирования основных фондов в 1987 году сократился на 33% по сравнению с 1980 годом. Экономическая политика провозгласившего независимость Арцаха с самого начала была направлена не только на обеспечение стабильного экономического роста, но и на решение вопросов энергетической и продовольственной независимости. В 1980-1987 годах действующая в стране единственная ГЭС в год производила в среднем 50 млн кВт/ч, а сегодня в Арцахе действуют 13 малых ГЭС, которые в общей сложности ежегодно в среднем производят более 220 млн кВт/ч электроэнергии. 
Примечательны качественные изменения, осуществленные в традиционном сельском хозяйстве и перерабатывающей промышленности, направленные на обеспечение многообразия продукции. В частности, в сфере производства продовольственных продуктов осуществляется стратегия, направленная на замену импорта местным производством, в отличие от политики, проводимой в Арцахе в советские годы.
Сегодня в НКР развивается горнорудная промышленность, старт которой, можно сказать, был дан в 2003 году. Еще одной из развивающихся отраслей стал туризм, который целенаправленно игнорировался властями Азербайджана.
Последовательный рост индикаторов жизненного уровня населения свидетельствует о том, что уровень экономического развития Арцаха сейчас, с точки зрения качества, находится на таком уровне, который в несколько раз выше, чем в советские годы. Для сравнения отмечу, что в последнем десятилетии советского периода в Карабахе было введено нормированное потребление ряда видов продукции насущного значения. Правда, согласно статистике, объемы годового производства некоторых видов продукции превышали сегодняшний уровень. Однако мы придаем важность стратегии, направленной на максимальное удовлетворение потребностей, основанных на рациональном использовании производственных ресурсов.

– Назовите, пожалуйста, основные отрасли современной экономики НКР. Какие из них, на Ваш взгляд, имеют наибольшие перспективы в обозримом будущем?
– Основными отраслями экономики Арцаха являются сельское хозяйство, легкая и пищевая промышленность, горнорудная отрасль, энергетика, строительство, туризм. Все они имеют потенциал развития и перспективны. Со стратегической точки зрения необходимо выделить сельское хозяйство, пищевую промышленность и энергетику. В данное время ведутся работы для экстенсивного и интенсивного развития сельского хозяйства, что, в свою очередь, будет стимулировать пищевую промышленность. Что касается энергетики, то за последние 8 лет в Карабахе были построены 13 гидроэлектростанций, благодаря которым республика почти подошла к уровню полноценной энергетической независимости. В этой сфере есть еще мощный потенциал, в направлении которого мы осуществляем долгосрочные программы.

– Какие еще отрасли экономики могли бы развиваться в Арцахе? И что делается для выявления и развития новых для Вашей страны направлений в экономике?
– Политика нашего правительства направлена на диверсификацию экономики, которая ведет к формированию новых сфер и подотраслей. Стратегическую значимость имеет развитие органического сельского хозяйства с организацией производства экологически чистых фруктов, овощей, мяса и других сельхозпродуктов. В данном направлении правительство применяет рычаги государственного содействия, направленные на увеличение производственных возможностей сферы.
Развитие агротуризма и экотуризма в качестве отдельных видов туризма также является перспективным направлением. В этой сфере осуществляются мероприятия, в частности, в направлении создания новых туристических мест, разработки туристических маршрутов и их описаний, создания брендов.
Сфера информационных технологий имеет большое значение в деле развития страны и постоянно находится в центре нашего внимания. Политика правительства здесь нацелена на подготовку квалифицированных специалистов, их переподготовку, оказание государственного содействия начинающим субъектам. Уверен, что в последующие годы удельный вес этой сферы в экономике значительно вырастет. 

– Нагорный Карабах известен в последние годы не только как «замороженный конфликт», но и как место массового туризма из-за рубежа. Каково значение иностранного туризма в экономическом развитии Республики?
– Действительно, Арцах из года в год становится привлекательнее для туристов. Здесь создаются комфортные условия для более интересного проведения отпуска. Действуют объекты гостиничного комплекса высшего и более низкого класса, развивается и увеличивается число туристических мест, которые уже представляют огромный интерес для иностранных гостей. Туризм является стабильным источником дохода для Арцаха и арцахцев. Он составляет 1,5% ВВП НКР и имеет еще большой потенциал роста. Помимо этого туризм стимулирует создание новых рабочих мест, как в сферах, имеющих непосредственное отношение к отрасли, так и связанных с ней. Посредством различных мероприятий и инициатив создаем условия для потребления туристами нашей местной продукции, что, конечно, стимулирует сельское хозяйство. Однако говорить об абсолютных результатах еще рано, так как, несмотря на беспрецедентные темпы развития сферы туризма, она все еще находится на начальной стадии развития. Ситуация, создавшаяся в результате апрельской войны, нанесла урон развитию туризма в НКР. После этих событий значительно сократилось число иностранных туристов. Однако я уверен, что благодаря предпринимаемым мерам к концу года мы придем к положительным результатам.

– Какова помощь армянской Диаспоры в развитии экономики НКР? Речь идет как о прямой финансовой помощи, так и о косвенной, в виде инвестиций и реализации различных экономических и социальных проектов.
– С момента провозглашения независимости НКР и поныне мы всегда ощущали действенную помощь армянской Диаспоры. Она, в первую очередь, выражалась благотворительными программами. Сегодня в Карабахе почти не найдете ни одного населенного пункта, в котором за счет средств армянской Диаспоры не была бы осуществлена какая-либо программа инфраструктурной или социальной значимости. Есть многочисленные примеры, когда наши соотечественники из Диаспоры посредством бизнес-инвестиций пытаются оказать свое содействие Карабаху. Сегодня эти программы продолжаются, и я могу с гордостью заявить, что фактор армянской Диаспоры всегда имел свое мощное влияние как на развитие Карабаха, так и в деле представления его в качестве политической единицы на различных важных международных плоскостях.
 
– Из каких стран преобладает капитал в общем потоке частных инвестиций в экономику Арцаха из-за рубежа?
– Экономическая привлекательность Карабаха всегда интересовала зарубежных инвесторов. В этом плане мы, конечно, имеем определенную проблему в упорядочении, так как иностранный капитал вливается в экономику Карабаха по двум каналам: посредством армян Диаспоры и самих иностранцев. Однако в обоих случаях принцип бизнес-выгоды тот же. Мы лишь с радостью можем отметить, что, несмотря на конфликт и некоторые коммуникационные проблемы, иностранные инвесторы всегда оценивали риски карабахской деловой среды как удовлетворительные.
Говоря о бизнес-интересах в отношении Карабаха со стороны предпринимателей различных стран, отмечу, что следом за Арменией сформировалась достаточно интересная тройка стран: Ливан, Соединенные Штаты Америки и Российская Федерация.
Мы имеем богатые природные запасы, энергетические ресурсы, пока еще неиспользованные ресурсы в сферах сельского хозяйства и туризма и, наконец, благоприятные налоговые и предпринимательские условия, которые не только интересуют, но и из года в год постепенно используются армянскими и иностранными предпринимателями.

– Известно, что США являются единственной страной мира, которая оказывает прямую финансовую помощь Нагорному Карабаху непосредственно из своего бюджета. Каковы были размеры этой помощи в последнее десятилетие, и какие проекты были реализованы благодаря ей?
– Если не считать помощь Республики Армения Арцаху, то Соединенные Штаты Америки – единственная страна, которая нам помогает. Однако необходимо отметить, что эта помощь оказывается не государственным органам, а неправительственному сектору. Эти средства распределяются между местными и международными общественными структурами посредством USAID(Агентство США по международному развитию), а программы носят исключительно гуманитарный характер – восстановление инфраструктур, осуществление миротворческих и образовательных программ, организация программ разминирования и др. Что касается размера помощи, то, по моим сведениям, за последнее десятилетие сумма составила порядка $2 млн ежегодно.

– Что делается в стране в плане социальной политики? Можно ли говорить, что, несмотря на неурегулированность азербайджано-карабахского конфликта и связанные с этим проблемы, НКР – это социальное государство?
– Полагаю, что конфликт не играет особо важной роли в том, чтобы иметь социальное государство, так как с правовой точки зрения Нагорный Карабах является социальным государством, и это закреплено в первой статье Конституции НКР. Фактически мы можем обеспечить поступления госбюджета, 60% которых мы направляем на осуществление социальных программ. Необходимость в них велика, так как помимо обычных социальных групп у нас значительное число составляют граждане, ставшие социально уязвимыми вследствие войны.
Социальная перегруженность государственного бюджета существенно не препятствует нам в том, чтобы мы могли развивать экономику – за последние 8-9 лет нам удалось обеспечить реальный годовой рост ВВП 8-9%. Показатели внушительны, но конфликт в данном случае уже мешает и ограничивает прогресс развития, влияя также на поступления государственного бюджета. Вот с этой точки зрения конфликт имеет косвенное влияние на пути создания социального государства.