Общероссийский ежемесячный журнал
политических и деловых кругов



Архив



№ 143 (7) - 2016

ТЕМА НОМЕРА:

25 лет Нагорно-Карабахской Республике


Нагорно-Карабахской Республике 25 лет


За эти четверть века Нагорный Карабах прошел трудный путь борьбы, возрождения, становления, путь, полный тревог и надежд. Об этом разговор с президентом НКР Бако СААКЯНОМ  

– Господин президент, 2 сентября ваш народ отмечает знаменательную дату – День Республики Арцах. Ровно 25 лет назад – 2 сентября 1991 года – была провозглашена Нагорно-Карабахская Республика. Что предшествовало этому событию? Какие социально-политические, экономические и культурные факторы обусловили необходимость принятия народом этого исторического решения? 
– Арцах всегда был неотъемлемой частью исторической Армении, а с XI века, после падения армянского государства Багратидов, стал одной из немногих частей Армении, где сохранилась национальная государственность и самоуправление. Связь с Арменией прервалась лишь в 1921 году, после того как исторический Арцах насильственно, вопреки волеизъявлению его народа, был передан Кавказским бюро большевистской партии  Азербайджану. Территория Арцаха была инкорпорирована в разные административные единицы Азербайджанской ССР, а в 1923 году была образована Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО), территория которой составила около четверти исторического Арцаха. 
За все время существования НКАО азербайджанские власти проводили по отношению к ней политику дискриминации, целью которой было изменение этнического облика края, деармянизация области и превращение ее в азербайджанскую этнотерриториальную единицу. Именно это азербайджанские власти сделали с другим армянским образованием – Нахичеванской Автономной Республикой.
Народ Арцаха не мог смириться с таким отношением к себе и периодически поднимал вопрос о воссоединении с Арменией. Нахождение Нагорного Карабаха в составе Азербайджана было невозможным. Или нас должна была ждать судьба Нахичевана, или же мы должны были восстановить историческую справедливость. Для народа Нагорного Карабаха второй путь был безальтернативным. 

– Сегодня практически все зарубежные гости, в том числе международные наблюдатели и эксперты, посетившие Арцах, отмечают, что в республике создана развитая социально-экономическая инфраструктура, действуют различные политические институты, присущие демократическому обществу. Какие приоритеты в сфере государственного строительства стоят на сегодняшний момент перед руководством Арцаха?   
– Республика Арцах – состоявшееся независимое государство, где эффективно функционируют все ветви власти, развиваются демократические институты и гражданское общество. Причем этих успехов мы добились в условиях неурегулированности азербайджано-карабахского конфликта и деструктивной политики Азербайджана, не скрывающего намерения решить конфликт силовым путем. Данное обстоятельство, естественно, делает обеспечение безопасности нашей страны и ее народа одной из важнейших задач, стоящих перед государством. Но наряду с ее решением мы придаем важное значение развитию различных сфер экономики. Наиболее динамично развивающимися направлениями являются горнодобывающая промышленность, гидроэнергетика, сельское хозяйство, туризм, банковская сфера. У нас созданы благоприятные условия для инвестиций и цивилизованного ведения бизнеса, в результате чего наблюдается рост иностранных инвестиций в самые разные сферы нашей экономики. 
Особое внимание мы уделяем образованию и культуре, считая, что самое большое богатство нашего народа – это его интеллектуальный потенциал и духовные ценности, которые необходимо всегда сохранять и развивать.

– Сегодня единственное открытое окно в мир для НКР – Армения. Или это не совсем так? Какие самостоятельные действия, направленные на международное признание Арцаха, предпринимает руководство республики, и  что достигнуто в этом направлении?
– Прежде всего подчеркну, что прочным фундаментом, обеспечивающим успешное государственное строительство в нашей стране, является нерушимое триединство Армения–Арцах–Диаспора. Причем это триединство является ключевым компонентом государственного строительства и в Республике Армения, а также важнейшим фактором консолидации Диаспоры, укрепления ее связи с исторической родиной и сохранения армянской национальной идентичности в разных регионах мира. 
Официальный Степанакерт ведет целенаправленную работу по признанию независимости Республики Арцах, тесно сотрудничая с Арменией и Диаспорой. 
Мы разработали многоступенчатую политику по достижению международного признания. Начали с муниципального и регионального уровней, после которых намерены выйти на общегосударственный уровень. И здесь уже есть заметные успехи. Так, за признание нашего государства с соответствующими декларациями высказались американские штаты Массачусетс, Род-Айленд, Мэн, Луизиана, Калифорния, Джорджия, Гавайи, австралийский штат Новый Южный Уэльс, Страна Басков, а также целый ряд крупных городов, таких как мегаполис Лос-Анджелес.  Мы будем постоянно расширять нашу деятельность в этом направлении, и, надеюсь, еще многие административно-территориальные единицы разных государств признают нашу независимость. Несомненно, особый акцент будем делать на достижение признания со стороны отдельных государств, и считаем, что это лишь вопрос времени и кропотливой работы. 
Нагорно-Карабахская Республика действительно заслужила международное признание, так как мы четверть века строим демократическое государство, не представляющее угрозу для международного сообщества или какой-либо страны. 

– Говоря о сегодняшней ситуации в регионе, нельзя обойти стороной недавнее обострение на линии соприкосновения, уже вошедшее в историю как «четырехдневная война» и унесшее сотни жизней с обеих сторон. Как Вы думаете, возможна ли дальнейшая эскалация боевых действий, и какие меры предпринимает руководство Нагорно-Карабахской Республики для обеспечения безопасности народа Арцаха?
– Вероятность возобновления боевых действий исключать никогда нельзя, тем более в условиях непрекращающейся милитаристской риторики и антиармянской пропаганды в Азербайджане. Подтверждением тому служат постоянные нарушения азербайджанской стороной режима прекращения огня на линии соприкосновения, героизация военных преступников, торпедирование любых конструктивных предложений. 
Однако силовой вариант решения азербайджано-карабахского конфликта бесперспективен. Поэтому необходимо направить усилия на недопущение возобновления боевых действий и решать все вопросы за столом переговоров. Это не означает, что мы не в состоянии защитить нашу независимость, безопасность, честь и достоинство. Просто, познав войну на собственном опыте, мы больше ценим мир. Все это было в очередной раз доказано во время апрельских событий 2016 года. 
Нагорно-Карабахская Республика остается приверженной мирному урегулированию конфликта, но в то же самое время мы и впредь будем всемерно укреплять свою безопасность, поднимать боеготовность Армии обороны Республики Арцах. 

– Есть ли какой-либо прогресс в переговорах по урегулированию  азербайджано-карабахского конфликта? Какие, на Ваш взгляд, необходимо внести изменения в повестку переговоров, чтобы ускорить этот процесс? 
– Для того чтобы в процессе урегулирования азербайджано-карабахского конфликта был зафиксирован существенный прогресс, необходимо, в первую очередь, восстановить полноценный формат, с участием Республики Арцах в качестве полноправной стороны переговоров. Для этого необходимо лишь соблюдать решение Будапештского саммита ОБСЕ 1994 года. Кстати, данный саммит фактически стал учредительным, ведь именно на нем были приняты решения о трансформации СБСЕ в ОБСЕ, а также о создании института Сопредседателей Минской группы. 
Без нашего участия в качестве полноправной стороны переговорного процесса урегулировать азербайджано-карабахский конфликт попросту нереально. Это признают и международные посредники, например, сопредседатели Минской группы ОБСЕ. Мы со своей стороны готовы на прямые переговоры с Азербайджаном и на обсуждение любых вопросов, о чем постоянно заявляем. Кроме этого необходимо, чтобы и официальный Баку отказался от своих деструктивных подходов и осознал, что возврата к прошлому нет и быть не может. 
 
– Считаете ли Вы возможным размещение миротворцев в зоне военного соприкосновения? Международные посредники в урегулировании конфликта единогласно призывают стороны к взаимным уступкам и компромиссам. На какие уступки готов пойти Нагорный Карабах? И каков их предел?     
– Как известно, зона нагорно-карабахского конфликта является единственным регионом планеты, где режим прекращения огня поддерживается исключительно самими сторонами противостояния. Само по себе это уже большое достижение, которое среди прочего показывает, что стороны конфликта в состоянии без внешнего вмешательства поддерживать мир. Думаю, это весьма важное условие для мирного сосуществования сторон после установления окончательного мира, и это необходимо всем силам, заинтересованным в мирном урегулировании. 
Возможность дислокации миротворцев можно серьезно рассматривать только на конечном этапе решения вопроса, когда будет достигнут консенсус по всем основным вопросам и наступит фаза имплементации договоренностей. 
Что касается уступок и компромиссов, то они должны быть взаимными и равноценными. Узловыми политическими аспектами урегулирования являются статус и вопросы безопасности. Все остальные вопросы являются производными от них. Для нас нет возврата в прошлое. Арцах никогда не будет частью Азербайджана. Обеспечение безопасности НКР во всех измерениях также не может быть подвергнуто ни малейшему сомнению. Что касается остальных вопросов, то мы готовы обсуждать их с Азербайджаном. Думаю, что это основанная на реалиях конструктивная позиция. Хочу еще раз подчеркнуть, что всякого рода решения должны приниматься именно на основе компромиссов и ни в коем случае не должны носить односторонний характер. Только в этом случае возможно достижение всеобъемлющего мира. 
 
– Какова, по Вашему мнению, роль России в урегулировании азербайджано-карабахского конфликта?
– Российская Федерация является одной из трех стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Россия и две другие страны-сопредседатели Минской группы в лице США и Франции всегда занимали конструктивную и объективную позицию, делали и делают все возможное для поддержания мира и стабильности в регионе и достижения всеобъемлющего урегулирования конфликта. Мы высоко ценим вклад каждой из этих стран в процесс мирного урегулирования. 

– Какова роль русского языка в повседневной жизни Арцаха. Насколько владеют русским языком граждане страны, и обеспечивается ли какая-либо поддержка сохранению русского языка как средства межнационального общения со стороны государства? 
– Русский язык играет важную роль в нашем обществе, что является, в первую очередь, результатом исторических, культурных и экономических связей между Арцахом и Россией, между армянским и русским народами.  Кроме того, в России проживает самая многочисленная армянская диаспора в мире. Одна из самых больших школ в нашей стране – это русская школа №3 им. Александра Грибоедова в столице нашей республики Степанакерте. В вузах Арцаха имеются отделения русского языка и литературы, в нашей республике вещают российские и русскоязычные телеканалы и радиостанции. Таким образом, созданы все условия для поддержания русского языка, приобщения нашего народа к русской культуре.