Общероссийский ежемесячный журнал
политических и деловых кругов



Архив



№ 141-142 (141) - 2015

ТЕМА НОМЕРА:


В застенках, но не сломлен




После публичного «правового спектакля» и доставки в Москву спецрейсом, после промежуточной остановки в Ростове-на-Дону, 4 июня 2013 года широко известный и популярный в народе Басманный суд предъявил официальное обвинение главе Махачкалы, инкриминировав ему участие в подготовке покушения на жизнь следователя. И здесь уместно привести слова главы Следственного Комитета А. Бастрыкина, который признает, что, несмотря на «два года предварительной подготовки», у следствия нет достаточных доказательств вины всех подозреваемых, и что арест Саида Амирова носит скорее превентивный характер. Между тем в интернете появились материалы, в которых почему-то (может быть, это «деза» со ссылками на СК) содержится обращение к гражданам предоставить хотя бы какие-нибудь существенные улики или документы, из которых следует вина подозреваемых… 
Нет смысла рассказывать о ситуации, которая была в те дни в Махачкале. Здесь звучали разные мнения, в том числе на ТВ. Действительно, сам Амиров, благодаря своей жесткой и принципиальной позиции, о чем мы писали выше, имел немало недоброжелателей, не говоря о властных персонах. Только пара значащих цифр: за время его руководства в городе было снесено свыше 30 000 незаконных построек, он заставил платить налоги огромную массу предпринимателей – порядка 25 000. Вот она – база недовольства, стоящая на другой стороне тех горожан, у которых сложилось устойчивое понимание, что без Амирова город захлестнул бы самострой, криминал и хаос.
Так поселилась тревога в сочетании со страхом, которые и сегодня дают о себе знать.
Так и бывает в жизни – дихотомия добра и зла часто смешиваются, особенно в российской действительности. Именно в этом случае добрые дела обернулись злом. Добрые начинания, реализованные планы, новые задумки по развитию Махачкалы пришли в острое противоречие с репрессивностью и нетерпимостью в лице, прежде всего, предварительного следствия. Чудовищно циничные по своему масштабу и замыслу обвинения просто вызывают оторопь. А если говорить о доказательствах, о чем пойдет речь ниже, то даже непрофессиональным глазом заметны их малоосновательность и вопиющие нестыковки. 
Но дело закрутилось… Схема заработала, она понятна и последовательна: от физического задержания, наручников, обысков, допросов, показаний предполагаемых свидетелей до передачи  дела в суд. Таков и бюрократический ритуал, и правила уголовного судопроизводства. Заметим сразу, дело приобрело резко обвинительный уклон, начавшийся еще со всей публичной технологии задержания. Всем стало очевидно: «от сумы и тюрьмы не зарекайся». Сегодня мы уже знаем приговоры (а их два) Северо-Кавказского окружного военного суда. Кстати, в последнее время что-то очень много дел проходит через эту судебную инстанцию. Взять, к примеру, то же «Дело Зиринова и других».
Знакомясь со многими материалами по так называемому «делу Амирова», порой диву даешься. Я уже не говорю о мотивах совершения преступления. Доказательная база, собранная следствием, была поставлена во главу угла. Доводы Амирова в свою защиту, реализуемые адвокатами, не принимались. Может быть, стоило использовать «детектор лжи» для более ясного понимания собранных доказательств, в том числе и привлекаемых свидетелей?
С первых минут физического задержания Саид Амиров, несмотря на очевидное психологическое давление на задержанного, вел себя достойно и до сих пор не признал себя виновным. Саид Амиров вряд ли оказался для следователей «легкой добычей». Здесь, безусловно, и заслуга адвокатов отстраненного мэра. Но трудно даже поверить в сам факт обвинений в тяжелейших уголовных преступлениях. А таких обвинений два: поначалу он был арестован по подозрению в организации убийства следователя Арсена Гаджибекова, а затем обвинили в подготовке покушения на жизнь главы Пенсионного фонда Дагестана Сагида Муртазалиева с использованием переносного зенитно-ракетного комплекса «Стрела-2М». Как коршуны на добычу, накинулись многочисленные журналисты всех мастей – телевизионщики, газетчики, блогеры – на «жареную» тему. Стоит только заглянуть в Интернет в те летние, казалось бы, отпускные дни. Прямые выпады, домыслы, выстраивание различных догадок в это время затмили жуткую картину самого факта произошедшего и последующих событий. Отметились и зарубежные СМИ. 
Но вернемся к задержанному и его личной позиции. С первых минут «устойчивого взаимодействия» с силовыми структурами Саид Амиров категорически отрицает свою причастность к инкриминируемым ему деяниям, называя возбужденное в отношении него уголовное дело «сфабрикованным».
Лондонская «Таймс» отметила, что в московском суде Амиров С.Д. назвал следствие политически мотивированным и обещал ответить за все свои слова и поступки, заявив, сославшись на российские СМИ, что Амиров намеревался баллотироваться в ­сентябре на выборах главы респуб­лики.
Не может не вызвать интерес и эксклюзивное интервью экс-мэра Махачкалы из тюрьмы: «Я в тюрьме, но не сломлен», опубликованное изданием Slon. На вопрос: «Что вы можете сказать по существу предъявленных вам обвинений?» – Амиров гордо заявляет: «Я категорически отрицаю свою виновность. Я не имею никакого отношения к убийству следователя Гаджибекова, которое мне пытаются приписать. У меня не было никакого мотива для совершения этого преступления. Даже чисто теоретически я не могу найти никакой логики в том, что можно убить человека за попытку провести какой-то обыск в одном из подразделений администрации. Сегодня один пришел с обыском, завтра – другой, послезавтра – третий. Что же, их всех убивать, что ли? Это просто нелепо. У меня не было причин опасаться каких-либо обысков. Я всегда был открыт для сотрудничества с правоохранительными органами, поскольку мне скрывать нечего. У нас в администрации регулярно случались серьезные плановые проверки со стороны республиканской прокуратуры, а также бывали комиссии Счетной палаты, налоговой инспекции и разных других контролирующих органов, поднимались все документы, но никаких отрицательных моментов обнаружено не было. У нас все и всегда было прозрачно. Если правоохранительные органы действительно хотят найти истинных виновников гибели Гаджибекова, то, заподозрив в причастности меня, они взяли ложный след.
Что же касается свежего обвинения в том, что якобы я где-то хранил ПЗРК и хотел сбить пассажирский самолет с каким-то чиновником, то эта сказка уже вообще из разряда научной фантастики. Я даже не могу серьезно это комментировать. Если где-то у кого-то в Дагестане нашли схрон с оружием, то это вовсе не означает, что я имею к нему какое-либо отношение. Как-то у нас в Дагестане ходил слух, что, наоборот, меня хотели сбить, если бы я находился на борту самолета. Поэтому я передвигался в основном на машине. Я и мысли не допускал, что кто-то из-за меня мог пострадать, тем более невинные пассажиры. А тут все с ног на голову перевернули. Я ответственно заявляю, что все это ложь от начала и до конца. Просто обвинение в попытке совершить теракт нужно, чтобы усугубить мое положение, изменить мой статус на максимально одиозный. Конечно, я возмущен. Я всю свою жизнь боролся с террористами, экстремистами, даже был награжден ФСБ за эту деятельность, а теперь на меня вешают такое дикое обвинение. Просто сейчас поставлена задача оклеветать, оговорить, опорочить меня перед высшим руководством страны. Вот и появляются эти уголовные дела».
По мнению Саида Амирова, в его устранении заинтересованы разные силы – различные группы, объединенные как по политическим, так и по экономическим интересам. Но, несмотря на широко развернутую травлю, сам экс-мэр не просто стойко переносит задуманную «расправу», но и находит в себе силы и уверенность для утверждений в своей невиновности, заявляя, что «в отличие от тех деятелей, которые не стесняются клеветать в мой адрес, у меня есть понятия о чести и достоинстве… я убежден, что в конце концов время, история, народ расставят правильные акценты, все встанет на свои места, станет ясно, кто был прав, кто виноват, кто герой, а кто преступник».